Публикации о жизни и творчестве

* В этом разделе собраны публикации из прессы на русском языке.
Материалы на белорусском и английском языках представлены в белорусской и английской версиях сайта соответсвенно.

Советская Белоруссия № 125 (25007). Суббота, 2 июля 2016

Однажды снежной зимой

Евгений Коктыш снимает художника Кастуся Качана уже несколько десятков лет

Евгений Коктыш снимает художника Кастуся Качана уже несколько десятков лет. Архив фотографий собрался довольно внушительный. Первые снимки черно–белые, на них уже заметна легкая вуаль времени. Там художник молод: ни волосы, ни борода еще не посыпаны солью седины. Есть снимки, где он сидит в родительском доме, внимательно слушает рассказы мамы. Кастусь на них задумчив, сосредоточен, углублен в свои мысли, думает...

Я выбрал для публикации фотографию из того времени. На ней снежная белорусская зима. Художник идет по своему любимому Новогрудку, по глубокому снегу, по древней столице древнего государства. За ним как символ места и времени возвышаются величественные руины замка (потом он много раз их напишет на своих полотнах).

Почему–то мне кажется, что, идя сквозь ту снежную зиму, Кастусь уже вынашивал сокровенную мысль, может, самую главную и важную в жизни. Он думал о том, где будет стоять его картинная галерея. Он искал для нее место. Хотя, может, он думал о чем–нибудь совершенно прозаическом. О том, как бы не простудиться, не заболеть? Но сегодня это уже и не важно.

Главное, что его мечта сбылась, и в центре Новогрудка теперь стоит белый дом с колоннами и высоким крыльцом. А над входом надпись «Карцiнная галерэя». Там его мастерская, там собрание его работ. Все они разные, но все о его малой родине, о земле, на которой он родился и живет, о небе, деревьях, реках и цветах... Собственно, о том, без чего невозможно представить родину.

Ему, единственному из тех, кого я знаю, удалось при жизни построить галерею. Нет, именные галереи существуют, но все они созданы государством, и только он построил себе памятник за свои деньги. Долго, тяжело, с перерывами, продавая написанные картины и вкладывая все средства в строительство. Теперь мне кажется, что этот симпатичный дом по проекту архитектора Леонтия Зданевича с колоннами, высоким крыльцом и балкончиком с ажурными перилами всегда был в Новогрудке, и даже стоял на этом же месте, на улице Замковой... Но это не так!

Сегодня в этой галерее бывает людно. Звучит старинная музыка, приходят экскурсии, проводятся пленэры, творческие встречи, праздники. Галерея живет, пополняется новыми холстами своего создателя.

Фото Евгения Коктыша

ladzimir@tut.by

Вечно влажный пейзаж

24 ноября 2009 г.

Трудно поверить, что художник Кастусь Качан живёт в столице: дороги на его картинах убегают от цивилизации настолько, что не видно ни одного рекламного щита, телевизионной вышки и даже электрического столба. Небоскрёбов художник не изображает. Cовременный транспорт в любом виде не приемлет. Изредка появится в поле, возле хаты или реки человеческая фигура (со спины, а то и силуэтом).

Чаще над деревенскими домами вырастают башни костёла или замка, завершая вечно влажный пейзаж, который не менялся лет триста. Колорит родины сдержанный: естественные краски воды, земли, снега, старого дерева или такого же старого кирпича строений. Реализм художника не бытовой, не патриархальный, скорее, примиряющий зрителя с извечной драмой жизни. Похожий на легенду, которую и через триста лет всё ещё рассказывают шёпотом.

Название выставки Кастуся Качана – «Родиной зачарованный» («Радзімаю зачараваны»). Попасть под очарование можно с 20 ноября по 7 декабря в столичной галерее «Мастацтва» по проспекту Независимости, 12.

Жана Лашкевіч

Река времени

Творчество Константина Качана потрясает, прежде всего, пронзительным проникновением в этническую суть ЗЕМЛИ БЕЛОРУССКОЙ – ее неповторимую колористику, неспешный, размеренный ритм жизни деревень и стародавних местечек, в которых будто застыла в своем течении РЕКА ВРЕМЕНИ, сохранив для нас стремительно исчезающие черты прошлого. Это не просто признаки и колорит старины. Объекты внимания художника отмечены своей принадлежностью к архетипам жизни и быта белоруса, объединяющие его сознание с неизменными истинами и приоритетами как собственной этнокультуры, так и жизни во вселенной. К первым относится культ быта сельчанина, либо местечка, что держится на почитании извечного труда на земле, воспетый еще в древних белорусских гравюрах – жатва, стрижка овец, сбор картофеля и других… Ко вторым относится созерцание событий жизни и явлений, происходящих в природе. Поэтому деревья, хаты, замки, храмы и даже изгороди предстают в произведениях одухотворенными, словно люди, которые могут радоваться и грустить, сопереживать и болеть, гордиться и плакать. За всеми этими образами стоит здравомыслящая, уникальная по своей трогательности и отличительная своей проникновенностью и пониманием белорусскости и белорусского фигура самого автора, живописца Константина Качана, который сумел найти собственное художественное кредо, не имеющее аналогов в живописи нашей страны. Стержнем его образной системы становятся, с одной стороны, храмы, с другой – обычные белорусские дома, хаты и хатки, изображения которых как бы вплетены в огромную сложную многонитевую структуру жизни скромным своеобразным «орнаментом», подчиненным формам и ритмам всего «полотна».

Здесь главное место занимает голос природы, ее белорусские оттенки, особенности, звуки, формы и… неповторимая красота. Неповторимая своей сдержанностью и реальностью, натуральностью, и в этом – духовной значимостью.

Татьяна Гаранская


"Совесткая Белоруссия", 30 сентября 2000 г.

На главную